Tourdom.ru: новости, форум, тренинги, вебинары, работа в туризме

Туристический кешбэк: сплошной убыток или все довольны?

Роман Еремян объяснил, что не так с программой субсидий туристам, но встретил достойного оппонента

21.10.2021, 12:17
Туристический кешбэк: сплошной убыток или все довольны?

Президент Владимир Путин поручил правительству рассмотреть возможность увеличения максимального кешбэка для туристов, отдыхающих в регионах Дальнего Востока, с 20 до 40 тыс. руб. Идея прозвучала еще в сентябре на Восточном экономическом форуме и сейчас вошла в перечень поручений, опубликованный на сайте Кремля. В соцсетях многие поддерживают это решение, считая, что оно позволит привлечь в отдаленные регионы больше туристов и, как следствие, значительно повысить доходы местных бюджетов. Однако есть и другая точка зрения. Зампред совета Союза туризма и гостеприимства Роман Еремян объяснил, что не так с расчетами оптимистов. Тема вызвала интересную дискуссию.

В качестве отправной точки Роман взял реплику в соцсетях: один из пользователей предложил давать дотацию в 40 тыс. руб. не туристам, а отельерам и туроператорам. В этом случае, по мнению автора, туротрасль Сахалина смогла бы получить 50 млрд руб.: турпоток уже достигает 1,1 млн туристов, а с учетом эффекта от кешбэка мог бы подрасти еще больше. «У товарища нашел вот такой вот текст. Ему простительно, он наблюдатель, не профессионал. Проблема в том, что и профессионалы, и чиновники также считают. Поэтому ниже раскрытие того, почему всё это вообще не так», – написал Роман Еремян в Фейсбуке.

image6.jpg

А неправильно, по словам Романа Еремяна, всё. Мы публикуем его текст с минимальной редактурой.


Сколько туристов на самом деле?

1. На Сахалине отродясь не было никаких 1,5 млн туристов, а было их там 247 000 в 2019 году. Это не туристы, а деловые путешественники. Реальное число именно «туристов» исчисляется единицами, и это легко установить:

в 2019 году в отелях Сахалина было 247 000 человек, а в ковидном 2020-м, когда кругом были ограничения, – 194 000 человек.

image1.png

2. При этом выручка гостиниц в 2019 году составила 2,7 млрд, а в 2020-м – 2,6. То есть в расчете на человека цены поднялись приблизительно на 10%. Картина типичная для стабильного рынка делового туризма под давлением изменения курса валюты и снижения спроса.

Не забываем, что в 2020 году часть работы переведена на удаленный режим в Zoom, часть потока на Сахалин остановилась в связи с сокращением количества иностранцев при закрытых границах и т. п.

И вот у вас уже вместо 1,5 млн туристов стало в лучшем случае тысяч 10 за весь год из числа тех, кто реально туда приезжал. И рост на 15% – это целых 1,5 тыс. человек, или семь самолетов в год по 250 мест.

3. По поводу кешбэка в 40 тыс. руб. Давайте посмотрим, какова себестоимость всего этого развлечения.

Керосин в Южно-Сахалинске стоит на 60% дороже, чем в Москве. Про тарифы аэропорта не в курсе, но полагаю, что недешево. Уровень зарплат на Сахалине один из самых высоких в России, но и уровень цен абсолютно на всё выше. Это всё ложится в себестоимость.

4. Наконец, климат и естественный сезон – он там длится примерно как в Питере, даже короче, поскольку Тихий океан холодный, гольфстрима в нем нет.

То есть поработал ты на туристов 3 месяца в году, а потом сиди и жди следующего сезона. А себестоимость стройки на Сахалине дороже, чем во Владике, раза в 1,5–2 – всё надо завозить морем, потом тащить по земле, рабочих местных нет и т. д.

То есть ты построил завод какой-нибудь, заранее зная, что он будет работать 3 месяца в году, но содержать его и рабочих надо будет 365 дней в году. Что произойдет с себестоимостью и ценами на продукцию такого завода? А потребителей интересуют проблемы окупаемости и себестоимости владельца завода? Нет. Поэтому либо он будет продавать по рыночной цене и себе в убыток, либо вообще ничего не продаст.

«Никакие 40 000 роста не дадут»

И тут мы переходим к 40 000 кешбэка. Я бьюсь об заклад, что никакие 40 000 никакого роста количества туристов в товарных количествах не дадут. Мы же говорим о цели товарного количества доходов от туризма, а не о формальном увеличении поголовья?

Дело в том, что человек инвестирует в поездку три конечных ресурса – время, силы и деньги. И кешбэк на время и силы еще никто не придумал. Поездка на Сахалин из Москвы или крупных районов Китая занимает полностью 2 световых дня только на дорогу в «балансе поездки», на выходные туда не слетаешь. Следовательно, поездка должна быть минимум 6 дней. Неделя.

Неделя – это средний срок поездки потребителя – хоть русского, хоть европейца – в отпуск к морю. Отпуск у большинства людей: 1) один, 2) если два, то второй уходит на зимнюю поездку к морю или на лыжи. Сахалин в этом потенциальном списке будет на 150-м месте.

«А теперь посмотрим на инвестиции и инфраструктуру»

При 4 днях пребывания на острове, дополнительном количестве туристов 15 000 в год, среднем числе человек в номере 1,7 и загрузке 80% в течение 120 дней в году потребуется целых... 460 номеров.

Расходы туристов на месте обычно составляют треть бюджета поездки. Пусть бюджет с учетом доплаченного бюджетом кешбэка будет средним по стоимости поездки за рубеж – 55 000 (то есть 55 000 плюс 40 000). Это значит, что из 55 000 руб. 18 000 руб. каждый из 15 000 туристов потратит на месте. Это целых... 270 млн руб. в год. Пусть еще 18 000 с человека достанется отелям. И пусть еще целых 20 000 из 40 000 кешбэка они тоже получат. Итого 38 000 руб. составит выручка отелей с каждого из 15 000 человек (570 млн руб. – Ред.).

Оправдывают ли 460 номеров и целых 570 млн мегастройку обеспечивающей инфраструктуры? Ладно стройку – а содержание потом? Разумеется, нет. Откуда покроют убытки? Из бюджета или из тарифов на услуги естественных монополий.

У меня есть сомнения, что это самый лучший способ потратить бюджетные средства и финансировать своими платежками за электричество и воду убытки поставщиков из-за чьих-то туристических фантазий.

image4.png

Итого всего выручки на месте 270 и 570 млн = 840 млн.

Эти деньги будут обращаться в экономике Сахалина, но недолго, поскольку там всё завозное и деньги моментально уйдут на материк в оплату примерно за всё. Поэтому вместо стандартного мультипликатора 3,4 можно поставить максимум половину – 1,7. То есть даже с мультипликатором вклад в ВРП (валовый региональный продукт. – Ред.) от этих 15 000 туристов и кешбэка из бюджета составит целых 1,3 млрд, или 0,1% ВРП.

Налогов с этого будет заплачено при запрашиваемых Потаниным и Сергеем Бачиным льготах в среднем ноль рублей, ноль копеек. Ну хорошо, будет НДФЛ, 7% соцвзносы и налоги на мультипликатор. В общей массе это составит примерно 5% от 800 млн и еще 10% от мультипликатора. То есть миллионов 130 наберется за год.

При этом, напоминаю, на сегодня доходы от туризма Сахалина, то есть выручка гостиниц, умноженная на 2, составляет примерно 5,4 млрд в год, а станет ну 6,2 млрд в год. Это целых 0,5% ВРП. При этом 0,45% уже есть, ну добавится еще 0,05%.

Хочу добавить, что ВРП Сахалина при этом в 2019 году составил 1,2 трлн, а бюджет 180 ярдов. То есть Сахалину и федеральному бюджету такой туризм с экономической точки зрения – сплошной убыток: от него толку ноль, только постоянные расходы на субсидии для содержания стоящей колом инфраструктуры, которую придется построить, но нечем загружать. Субсидии же на тех, что поедут, останутся внутри туроператоров и авиакомпаний. (Кстати, на развитие туризма у себя в регионе со скепсисом смотрят и некоторые жители Сахалина. – Ред.)

«Туризм превратился в стабильно убыточную отрасль»

Остается только один вариант – внешний рынок. Китай, Япония, Корея. Но дальше возникает противоречие – всё, что связано с природным туризмом, привлекательно только до тех пор, пока ты можешь окунуться в девственную нетронутую природу. А когда ты приезжаешь «на природу» и обнаруживаешь там маршевые колонны из десятков тысяч таких же, как ты, простаков, «приехавших на природу», то поток простаков быстро иссякнет, а вот от природы останутся рожки да ножки.

image2.png

Вот так, за 5 минут с калькулятором и разрушаются всякие фантазии о выращивании бананов на Таймыре. Мы же знаем, для чего это на самом деле, – получить невозвратный кредит в ВЭБе ярдов на 30 и еще ярдов 150 на обеспечивающую инфраструктуру – все эти порты, электростанции, очистные сооружения и шоссейные дороги, линии электропередач и газопроводы. Вообще, мне непонятно, зачем «развивать туризм» в таких местах, где сначала вся стройка идет за счет государства, потом надо без конца выделять деньги на содержание всего этого и на то, чтобы доплачивать туристам, чтобы они туда поехали. Во всем мире страны зарабатывают на туризме, и только у нас он превратился в стабильно убыточную отрасль экономики.

Вы скажете: «А вот, они все хотят украсть!» Это дискуссионный вопрос, но даже если предположить, что это так, всё то же самое можно делать там, где существуют хоть какие-то возможности не просто засадить деньги в бетон, спилив часть по дороге, а еще и стабильно зарабатывать с этого в будущем.

«Это вообще не деньги»

В комментариях к посту Роману Еремяну возразил авторитетный эксперт в области права и госуправления туристическими проектами Георгий Мохов (юридическое агентство «Персона Грата»). По его словам, программа кешбэка с момента запуска находится в статье «обеспечение доступных поездок граждан» и имеет социальный характер – дать гражданам возможность экономии. «Поэтому выручка бизнеса или инвестиционное развитие территорий по смыслу не закладывалась в обоснование», – возразил эксперт. Однако Роман Еремян настаивает, что в этом случае она не выполняет своей цели. Бедных людей в России слишком много, поэтому чтобы обеспечить их поездками, придется тратить астрономические суммы. Но этот аргумент Георгий Мохов поставил под сомнение: в обосновании программы не сказано, что она ориентирована именно на малоимущих. Кешбэк – это мера поддержки для путешествующих россиян, которые по определению обладают некоторым уровнем достатка. В итоге каждый эксперт остался при своем мнении. Роман Еремян считает, что кешбэк не выполняет поставленных задач и лишь разгоняет цены в тех регионах, куда на самом деле стремятся туристы (юг России). А Георгий Мохов уверен, что все получившие кешбэк довольны: «Какая вообще разница, для чего людям дали денег? Никого из фигурантов не интересует виртуальная статистика с миллионами незнакомых граждан и гражданок, есть конкретная цена тура в Южночерноморск, которая стала дешевле на 20% и деньги можно слить в “Пятерочке” на скидочную гречку. А в государственном масштабе это вообще не деньги, чисто реверанс Ростуризму».

image3.png

Напомним, что, по данным Ростуризма, в этом году участниками акции стали 1,6 млн россиян. Они потратили на туристические пакеты и размещение в гостиницах 34 млрд руб., а общая сумма возврата от государства в рамках кешбэка составила 6,7 млрд. Судя по комментариям членов правительства, результаты программы считают спорными. В сентябре вице-премьер Дмитрий Чернышенко назвал ее «временной» и сказал: «Есть риск того, что это разгоняет инфляцию средств размещения и увеличивает на стоимость, которую мы на кешбэк потратили». Даты нового этапа кешбэка пока неизвестны. Предполагается, что в 2022 году эта программа сохранится, но будет действовать только в низкий туристический сезон: ориентировочно с 15 января по конец апреля и с 1 октября до середины декабря.

Обсудить новость